Особенный город Славянск умирает и как бы спрашивает: Ну как тебе, нравится моя смерть?


       Михаил Фомичев  про Славянск:

         «Я помню город еще живым. Были открыты магазины, по улицам гуляли нарядные люди нечасто мелькали дорогие машины и нарядные женщины, дети волочили за собой плюшевых медведей…

     О грядущих переменах напоминали только кучки беспрестанно спорящих на политические мотивы пожилых людей у памятника Ильичу да мешки с песком, заслонившие вход в горисполком, иногда в этих мешках появлялись и исчезали хорошо вооруженные люди в балаклавах, и их молчаливая озабоченность контрастировала с общей царящей провинциальной расслабухой.

    Испокон веков Славянск был торговым городом, здесь проходило несколько торговых путей, и знаменит он был местным рынком, который и привел к основанию города.
Люди в Славянске особенные, говорящие распевно-певучим южнорусским говором, добротные, жизнелюбивые, привязанные к быту и семейному укладу.
Мне сдается, их не просто раскачать на агрессию и хоть какую то межнациональную ненависть, воспетую в современных «западенских»областях.
Их отрешенность и пофигизм иной раз бросается в глаза. Например, по городу укропы долбят Градом, мы со Стенькой прячемся в подворотне, из которой просматривается центральная площадь и раскинувшийся за нею парк. В парке на заднем плане подряд вздымаются два взрыва, куча осколков, веток, камней, листьев и дыма взлетает столбом в воздух, а на переднем краю площади в эту картину апокалипсиса въезжает, крутя педали трехколесного велика, девица лет пяти с белым бантом в красном платьице в горошек, сзади медитативно за ручку входит семейная пара размеренным шагом. Как будто два ролика из разных фильмов бездарный монтажер наложил друг на друга, перепутав коробки с названиями
.

     Или на очумевшей от плотного огня из всего существующего оружия Семеновке выглядываю из окопа, отряхнувшись от комьев земли, поднятой грохнувшимся в полуметре от блиндажа снарядом из Тюльпана, и первое, что вижу, — чувака на спортивном велике, аккуратно объезжающего воронки и оборванные провода, по нему уже явно нацелился укропский танк, принципиально уничтожающий любые проявления шевеления в наблюдаемой зоне. Для этих парней не существует деления людей на мирных, военных, медиков, шоферов дальнобойщиков, они методично уничтожают все попавшееся в прицел.

    Женщина средних лет выходит на балкон с мобилой отснять рыскающие вокруг снаряды и горящие разбитые соседние здания, ее следующим снарядом вместе с еще двумя внизу и двумя вверху этажами размазывает по стенам собственной квартиры.

     И после всего этого ада, ее соседка, обращаясь в камеру к мировой «общественности» всего лишь просит, чтоб ее просто оставили в покое, чтобы убрались укропы, прекратили бессмысленный и абсурдный обстрел.

     Шаг за шагом отсюда вытекает жизнь. Первым перестало работать электричество, перебитое укропскими вояками, потом водопровод, отключенный ими же где-то далеко за горизонтом, сейчас на подходе затопление канализационными отходами, уже бьющими через край, без возможности откачки очистных.

     Уезжают сильные крепкие люди, бросают жилье, с сумкой через плечо, на набитых автобусах сквозь мерзость и унижение укропских блокпостов, едут к родственникам, друзьям, а кто и просто «вникуда». На пустеющих улицах отдельные потерянные старики выстраиваются в многочасовые очереди за питьевой водой и хлебом.

    Особенный город умирает, как брошенное тяжело раненое животное, с лужей крови под брюхом, маслянистыми глазами загядывает к вам в душу с немым вопросом: » Ну как тебе, нравится моя смерть?»

Реклама
Запись опубликована в рубрике Культура и нравы, Мой Славянск. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария на «Особенный город Славянск умирает и как бы спрашивает: Ну как тебе, нравится моя смерть?»

  1. Вот к чему приводит толерантность к нацизму. Нас столько лет воспитывали быть терпимыми, сначала к другому вероисповеданию, потом к нестандартным половым ориентациям, а в последствии и к проявлениям крайне радикального национализма. Быть послушным тупым стадом, которому внушали, что его «послушность» это признак высокой культуры, оказалось весьма глупо и недальновидно. Учусь ненавидеть и никогда не прощать. Ударят по правой щеке — ткну обидчика ножом в селезенку, забью стулом до смерти, — никогда больше не буду терпеть.

  2. за донбасс:

    Согласен с Media Bot.

  3. Нет,не больно!Просто невыносимо больно и страшно! Страшно,за родных и друзей,с которыми прожил жизнь,делил и горе и радость. Страшно,что в один день никого не увидишь и не услышишь…Страшно от того,что жизни людей ничего не стоят. Страшно,что мы все вдруг оказались бомжами…Страшно от того,что вопреки твоей собственной воли,в тебе родилась ненависть. Ненавижу этих ублюдков,уничтожающих мой Славянск!!!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s